savinova's blog

By savinova, 7 months ago, In Russian,

Всем привет! В феврале в грантовой программе фонда Виктора Шабурова Botan Investments приняли участие преподаватели 19 вузов. Больше всего студентов удалось привлечь в Иркутском ГУ и УрФУ (более 20 человек). Больше всего тренировок провели в Вологодском ГУ.

Botan Investments традиционно выступил спонсором Открытого чемпионата Юга России ContestSFedU-2019, а также математического турнира, организованного “Формулой Единства”, который пройдет в конце марта. Также фонд поддерживает участие команды СПбГУ в ICPC 2019.

В нашей группе ВК вышли новые посты Михаила Рубинчика, посвященные монополии в олимпиадной информатике (часть 1 и часть 2), а также результатам регионального этапа Всеросса-2019. Сегодняшний пост продолжает тему олимпиад и науки.

В своем предыдущем посте на Codeforces я писал о том, что чаще всего олимпиадники идут после вуза работать в IT-компании, образование или науку. И мы видим, что IT-компании активно вкладываются в то, чтобы получить хороших сотрудников, например, становятся спонсорами школьных и студенческих олимпиад. Это дает им возможность:

Захантить крутых студентов (или заранее рассказать о себе школьникам). Поднять общий уровень программистов в городе/регионе/стране. Поскольку часть олимпиадников в будущем придет к ним работать, это не только социальная задача, но и прикладная.

Делают ли что-то университеты и школы, как будущие работодатели олимпиадников? Да, делают. Возможно, они не вкладывают деньги, но точно принимают участие в организации олимпиад. Например, вузы проводят множество вступительных олимпиад.

А вот наука не очень активно участвует в организации соревнований. Уточню, что под “наукой” я подразумеваю академии наук, НИИ и конкретные подразделения университетов: прежде всего научные лаборатории и иногда кафедры.

Почему науке стоит искать сотрудников на олимпиадах?

Если о трудностях перехода из олимпиад в промышленную разработку много говорят и спорят, то переход из олимпиад в науку гораздо проще. Выпускнику вуза даже не надо учиться чему-то новому: в науке он может заниматься тем, что уже умеет — решать задачи. Все остальное в идеальной ситуации должен делать научрук/руководитель лаборатории (я писал об этом более подробно в упомянутом выше посте).

Причем научным группам даже правильнее начинать рекламироваться на школьном уровне. Школьник-олимпиадник уже хорошо решает задачи, в отличие от студента (новичка в программировании), который научится этому только к пятому курсу. Когда школьник поступит на первый курс, у научной организации уже есть шанс получить молодого ученого, пусть и не супер крутого на старте.

Казалось бы, в спортивном программировании есть много потенциальных ученых, а в российской науке есть кризис с кадрами. Но научные организации не пиарятся на олимпиадах (да и нигде не пиарятся), и есть ощущение, что только потому, что “так исторически сложилось”.

Например, в УрФУ есть несколько небольших хороших научных групп, в том числе та, в которой я раньше активно работал. Причём в нашей группе немало бывших олимпиадников. Но так получилось случайно, а не потому что руководитель группы однажды сказал где-нибудь на открытии четвертьфинала: “Ребята-олимпиадники, приходите к нам в науку, мы решаем такие же задачи, как вы. Вот пример”. И это при том, что УрФУ — организатор контестов, то есть ему даже не надо покупать спонсорский пакет, чтобы получить возможность рассказать о себе, как о научной организации.

Я предлагал руководителям наших научных групп выступить, они не критиковали идею, но приняли ее без энтузиазма. Если бы я предпринял усилия, то смог бы смог их вытащить, но кажется, что инициатива должна идти от них. Что касается самых топовых научных групп в мире (и даже в России), то для них не проблема найти деньги на то, чтобы стать спонсорами.

Возможно, научные группы не становятся спонсорами олимпиад, потому что не думают о такой возможности? Может, на них должны выйти организаторы? Я думаю, если два этих сообщества объединятся, это поднимет престиж обеих сфер. Для науки польза понятна — новые кадры. Для олимпиадников дополнительная мотивация — ещё один вариант карьеры после олимпиад. А ещё представители научного сообщества могут быть членами жюри и организаторами.

Более глобально я бы сформулировал проблему так: в IT-компаниях есть специальные пиарщики, а в научных организациях (по крайней мере в России) таких сотрудников нет. Если мы не рассчитываем, что они скоро появятся, то нам самим надо сделать шаг в эту сторону (о плюсах для олимпиадного сообщества написал в предыдущем абзаце).

Я понимаю, что в целенаправленный пиар всегда нужно вкладывать усилия, и в научных группах пока этого никто не делает. Но как вы думаете, увидим ли мы когда-нибудь Академию наук спонсором/организатором NEERC? :)

 
 
 
 
  • Vote: I like it
  • +88
  • Vote: I do not like it